Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка







Скачать 204.23 Kb.
НазваниеЯзыкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка
Дата публикации23.06.2013
Размер204.23 Kb.
ТипЛекция
100-bal.ru > История > Лекция
Лекция 1. Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка.

Общее языкознание — один из эмпирически сложившихся к настоящему времени раздел науки о языке; занимается свойствами, присущими любому языку, и отличается от частных языковедческих дисциплин, выделяемых либо по своему предмету, либо по отдельному языку (русский язык — русистика, японский язык — японистика), ли­бо по группе родственных языков (романистика, изучающая романские языки), либо по географической области, внутри которой группируют­ся ареально или типологически близкие языки (балканистика, кавказо­ведение); устанавливает общие или статистически преобладающие чер­ты всех языков как эмпирически — индуктивно, так и дедуктивно, исследуя общие, значимые для всех людей закономерности функцио­нирования языка, особенности любого речевого акта, текста и т.д.

Общее языкознание как наука о естественном языке. Общее языкозна­ние изучает естественный человеческий язык вообще и все языки ми­ра — индивидуальные его представители. Поскольку язык является важнейшим средством коммуникации в обществе и тесно связан с мышлением и сознанием, языкознание входит в качестве одной из центральных наук в круг гуманитарных и социальных научных дис­циплин, исследующих человека и человеческое общество. Из них с общим языкознанием теснее всего связана этнография и ее различ­ные области, разрабатывающие, в частности, основные принципы функционирования языка в обществах разного типа, в том числе и в архаичных, или «первобытных», коллективах.

Разные виды коммуникации в обществе исследуются не только в языкознании, но и в теории коммуникации, культурной антрополо гии и семиотике. Естественный язык — наиболее важная и лучше все­го изученная знаковая система, поэтому языкознание часто рассмат­ривается как ведущая семиотическая дисциплина. Языкознание здесь оказывается центральной наукой, поскольку язык служит средством для построения целого ряда текстов (в частности, в художественной литературе) и «надъязыковых» систем (семиотических моделей мира), изучаемых семиотическими дисциплинами.

Для исследования языковых текстов, служащих знаковым задачам «надъязыковых» систем (мифологии, ритуала, религии, философии и т.д.), соответствующие научные дисциплины обращаются за помо­щью к языкознанию и ряду научных дисциплин, пограничных с ним, — к филологии, исследующей тексты, герменевтике, занимаю­щейся их пониманием, и т.д.

Общее языкознание в кругу других наук. Соотношение между язы­кознанием и другими науками можно исследовать в зависимости от характера знаковой или незнаковой природы предмета каждой из этих наук. Теснее всего с языкознанием из семиотических дисциплин сближается грамматология — наука о письме.

Ключевая роль языкознания для многих смежных гуманитарных наук состоит в том, что выводы, сделанные в языкознании, восприни­маются как важнейшие для гуманитарного знания в целом. По ис­пользуемым методам языкознание сближается с историей и другими науками, исследующими изменение во времени социальных струк­тур, содержание которых в ряде случаев определяет и ход языковой эволюции, и развитие культуры, литературы, искусства.

Многообразие функций языка в обществе и тесная связь с мыш­лением и с психической деятельностью человека определяют весь­ма гибкое взаимодействие языкознания с социальными и психоло­гическими науками. Особенно тесно языкознание связано с психологией. В 1950-х гг. образовалась новая, пограничная с языкознанием наука — психолингвистика. Развитие идеи порождаю­щей грамматики привело к ее органическому слиянию с когнитив­ной психологией и к постепенному включению языкознания в круг фундаментальных когнитивных наук и их приложений, объединяе­мых общим термином «искусственный интеллект». Считавшиеся об­щими для языкознания и психологии вопросы соотнесения языка и мышления интенсивно изучаются современной логикой и филосо­фией языка и одновременно составляют содержание лингвистичес­кой семантики.

Связи языкознания не только с социальными науками и науками о человеке, но и с естественными науками, особенно с биологией, наметились еще в XIX в. Некоторые предложенные еще А. Шлейхе-ром аналогии между сравнительно-историческим языкознанием и дарвиновской теорией эволюции нашли поддержку в современной науке. Дешифровка генетического кода во многом основывалась на усвоении биологами опыта языкознания и на типологии, аналогиях со структурой естественного языка, которые продолжают изучаться и генетиками, и лингвистами. Методы сравнительно-исторической реконструкции праформ и определения времени расхождения меж­ду потомками одного праязыка в языкознании оказались аналогич­ны сходным процедурам в молекулярной теории эволюции. Кон­такт языкознания с биологией осуществляется также при исследовании наследственного характера основных языковых спо­собностей человека, что связано и с проблематикой глоттогенеза, и с разработкой идеи моногенеза языка. Более четко определился в конце XX в. статус нейролингвистики, изучающей на основании лингвистических данных функции и зоны центральной нервной си­стемы, связанные в норме и патологии с языком. На границе язы­кознания и психиатрии находится исследование особенностей речи при разных видах психических расстройств. При психоанализе со­средоточивается внимание на бессознательных речевых ошибках и на неосознаваемом содержании монолога пациента, произносимо­го в присутствии врача. По мере развития нейролингвистики ста­вился вопрос о соотнесении разных частей теории языка с характе­ристиками работы соответствующих зон центральной нервной системы. Для понимания особенностей физиологии человека имен­но язык играет особенно важную роль, что постепенно начинает учитываться и в теоретических работах по психофизиологии, и в практике психотерапии, имеющей аналоги в народной медицине (заговорные тексты и т.п.).

Технические задачи, связанные с увеличением эффективного ис­пользования каналов передачи речевой информации и «общением» с компьютером, представляют собой практически наиболее важные об­ласти прикладного языкознания, где проводится исследование речи и вычисление ее статистических характеристик методами математичес­кой теории информации.

За свойственным некоторым направлениям языкознания XX в. со­средоточением на изучении языка только как «предмета в себе» следу­ет сближение языкознания с физико-математическими науками, в ча­стности с математикой. Во второй половине века появилась особая область математики — математическая лингвистика, которая строилась на математической формальной (алгебраической) теории грамматик и статистической теории языка, использующей методы математической статистики, теории вероятностей и теории информа­ции. Методы математической логики применялись для формального описания категорий естественных языков. Языкознание стало той гу­манитарной наукой, которая, не порывая связей с другими науками о человеке и его культуре, первой решительно стала использовать не только инструментальные методы наблюдения (в фонетике) и экспе­риментальные приемы (в психолингвистике), но и математические способы для получения и записи своих выводов.

Многие традиционные области языкознания вообще существенно изменили методику исследования благодаря использованию компью­теров. Стало возможным, например, построение программ, реконст­руирующих разные альтернативные варианты фонологических и грамматических уровней праязыков; машинное определение времени разделения родственных языков методом лексикостатистики; состав­ление машинных словарей для обширных корпусов древних письмен­ных текстов и проведение на компьютерах вспомогательных работ для их дешифровки.
Символ —в науке (логике, математике и пр.) то же, что знак. В от­личие от аллегории смысл символа неотделим от его образной структу­ры и характеризуется неисчерпаемой многозначностью своего содер­жания.

Вопросы-символы общего языкознания. Лингвистика, как и любая дру­гая наука, ставит и решает огромное множество самых разнообразных вопросов — от весьма широких и общих до предельно специализиро­ванных и узких, распределяемых по некоторой мысленной шкале максимальных и минимальных значимостей. В целях лучшей обозри­мости все эти вопросы можно свести в пять основных групп, присво­ив каждой из них краткое условное обозначение в виде вопроса-сим­вола: 1) группа проблем «что?»; 2) группа проблем «как?»; 3) группа проблем «когда?»; 4) группа проблем «какие условия?»; 5) группа про­блем «почему?».

Следует сразу подчеркнуть, что все эти проблемы взаимосвязаны и действительно научное решение любой из них зависит от того, на­сколько успешно решены все остальные проблемы. Названные груп­пы проблем являются существенными и для частного языкознания (германистики, романистики, славистики и т.д.), и для общего языко­знания, хотя, разумеется, общелингвистическая постановка вопросов не может не иметь специфики по сравнению с постановкой аналогич­ных вопросов в любом частном исследовании. Кроме того, значитель­ная группа проблем ставится и решается только в рамках общего язы­кознания. К этой группе относится, например, проблема связи языка и мышления или проблема классификации языков.

Группа проблем «что?». В данную группу входят, например, такие проблемы: 1. Что является непосредственным объектом языкозна­ния? 2. Что составляет область совместных интересов лингвистики и других наук? 3. Что такое единица языка (фонема, морфема, слово и т.д.)? 4. Что понимается под инвариантами и вариантами? 5. Что представляют собой методы и приемы, используемые языкознанием? 6. Что понимается под научными школами (направлениями) в исто­рии языкознания?

Группа проблем «как?». Эту группу составляют, например, такие проблемы: 1. Как устроен язык в целом? 2. Как устроены отдельные элементы языка (слова, предложения и т.д.)? 3. Как связаны отдель­ные элементы языка друг с другом? 4. Как связан язык с судьбами на­рода, общества, которому он служит? 5. Как связан язык с мышлени­ем? 6. Как часто употребляются отдельные элементы языка (фонемы, морфемы, слова и т.д.)? 7. Как осуществляется связь языкознания с другими науками?

Группа проблем «когда?». Среди таких проблем можно назвать, на­пример, следующие: 1. Когда возникла членораздельная речь? 2. Ког­да возник тот или иной конкретный язык (диалект)? 3. Когда сформи­ровались отдельные (фонетические, грамматические, лексические) элементы языка? 4. Когда возникли отдельные школы (направления) в истории языкознания?

Группа проблем «какие условия?». Назовем некоторые из таких про­блем: 1. От каких условий зависит успех коммуникативного акта? 2. В каких условиях осуществляется процесс коммуникации? 3. От каких условий зависят отбор и употребление языковых средств? 4. Ка­кие условия являются наиболее благоприятными для возникновения и существования местных диалектов? 5. Какие условия способствова­ли возникновению натуралистического направления в языкознании?

Группа проблем «почему?». К проблемам такого рода, например, от­носятся: 1. Почему данное языковое явление возникло? 2. Почему тот или иной элемент языка вышел из употребления? 3. Почему данное явление сохранилось в языке? 4. Почему разные стороны языка изме­няются с разной скоростью? 5. Почему совершается тот или иной акт коммуникации? 6. Почему сравнительно-историческое языкознание могло появиться только в XIX в.? 7. Почему в исследованиях порой появляются ошибки?

Мы намеренно представили каждую группу кардинальных про­блем науки раздельно. Но нужно помнить, что все они теснейшим об­разом между собой связаны. В языке (и в науке о языке) нечто всегда проявляется каким-то образом в определенное время и в определен­ных условиях, причем все это причинно обусловлено.
В естественных и точных науках считается хорошим тоном, как полагал В.В. Налимов, на­чинать учебные материалы, предназначенные для студентов, с обзора, классифицирующего и систематизирующего имеющиеся научные кон­цепции. Но в случае науки о языке этого, к сожалению, сделать нельзя. Высказывания о языке в истории европейской научной мысли столь многообразны, а подчас и противоречивы, что не представляется воз­можным их упорядочить в четкую схему, логически развивающуюся в исторической ретроспективе. Это, безусловно, связано с тем, что в отли­чие от других отраслей гуманитарного знания в языкознании нужно описать объект, используя сам этот объект в качестве языка описания, т.е. мы описываем язык при его изучении самим этим языком. Все осложняется еще тем, что языкознание — одна из самых древних наук: ее истоки можно найти не только в Древней Греции, но и в Древней Ин­дии, и на Ближнем Востоке.
К концу XX в. в результате споров, контроверз и дискуссий сложилось некоторое достаточно единое представление о языке. В «Линг­вистическом энциклопедическом словаре» под редакцией В.Н. Ярце­вой (2002) А.Е. Кибрик, автор статьи «Язык», резюмирует его следую­щим образом:

Термин «язык» имеет по крайней мере два взаимосвязанных значения: 1) язык вообще, язык как определенный класс знаковых систем; 2) конкрет­ный, так называемый этнический, или «идиоэтнический», язык — некото­рая реально существующая знаковая система, используемая в некотором социуме, в некоторое время и в некотором пространстве. Язык в первом значении — это абстрактное представление о едином человеческом языке, средоточии универсальных свойств всех конкретных языков. Конкретные языки — это многочисленные реализации свойств языка вообще.

Язык вообще есть естественно... возникшая и закономерно развиваю­щаяся семиотическая (знаковая) система, обладающая свойством социаль­ной предназначенности, — это система, существующая прежде всего не для отдельного индивида, а для определенного социума. Кроме того, на эту зна­ковую систему наложены ограничения, связанные с ее функциями и ис­пользуемым субстанциальным (звуковым) материалом.

Именно эта контроверза предопределила, как мы увидим в следу­ющей главе, серию «лингвистических поворотов» в XX в. — от когни­тивного до синергетического — и создала изменчивый образ языка в современной науке.
Язык — 1) естественный язык, важнейшее средство человеческого общения; язык неразрывно связан с мышлением, является социаль­ным средством хранения и передачи информации, одним из средств управления человеческим поведением; реализуется и существует в ре­чи; 2) любая знаковая система, например язык математики, язык кино; 3) то же, что стиль.

Язык как ключевое понятие культуры XX в. Во второй половине XX в. язык становится ключевым понятием, определяющим европейскую культуру в целом, подобно тому как «атом» был таким понятием в XVIII в. и «развитие» — в XIX в. Даже главные научные открытия в мо­лекулярной биологии того периода не обходились без таких понятий, как «код» и «транскрипция»; выходили книги о «языке архитектуры». Волна увлечения языком была столь мощной, что большинство ученых начали говорить если не о новой науке, то по крайней мере о видоизме­нении лингвистики, впитавшей в себя многое такое, что прежде счита­лось философией. Где заканчивалась такая лингвистика и начиналась философия, представлялось неясным. Однако именно на этой спорной территории по большей части и размещаются сейчас наиболее влия­тельные современные лингвистические парадигмы. Научная програм­ма большинства существующих сегодня лингвистических школ и на­правлений с самого начала была основана на технической версии очищенного языка, проекте единого языка, общей лингвистики, общей семиотики и науке о знаках любого типа. Лингвистика и семиотика, за­нимая центральное положение в гуманитарных науках, обрели с начала 1960-х гг. мощную всеохватывающую власть, поглотившую все социальные и культурные феномены с точки зрения их «значения» и «зна­чимости». Таким образом, взаимодействие философских и частнонауч-ных исследований языка само по себе представляло довольно сложную проблему, решение которой во многом было найдено при помощи ис­торико-философского и историко-научного анализа.

Существующие подходы к анализу природы языка распределяют­ся в зависимости от их отношения к трактовке проблем знака, значе­ния, смысла.

Как таковой «лингвистический поворот» означал более четкое раз­деление предметных областей философских и научных (лингвистиче­ских, семиотических, междисциплинарных) исследований.

Предпосылки «лингвистического поворота». Предтечей «лингвисти­ческого поворота» в культуре XX в., по мнению Н.Е. Колосова, явил­ся Г. Фреге, который постулировал, что самый правильный метод для анализа мысли заключается в анализе языка. Изменению приорите­тов основных понятий, через которые раскрывается природа языка, -значения, понимания, объяснения значения — способствовала кон­цепция Л. Витгенштейна, который, пересмотрев традиционное соот­ношение значения и понимания, объяснил понимание как способ­ность, аналогичную владению техникой. Витгенштейновский метод привел к широкому распространению в современных культурологии, этнологии, антропологии, лингвистике и социологии тенденции, объективно описывающей жизненные взаимосвязи в целом, с тем чтобы благодаря сознательному отчуждению получить объективные критерии, которые можно было бы использовать против предубежде­ний и издержек фантазии «вчувствования».

Новый поворот в исследованиях проблемы языка произошел в связи с появлением теории речевых актов Дж. Остина. Сформировав­шееся в результате интерпретации и углубления остиновских идей на­правление — концептуальный анализ — перенесло центр тяжести ис­следований с формальных, глубинных структур языка в область межчеловеческой коммуникации, изучения ситуации речевого обще­ния и взаимодействия. Под влиянием концепции речевых актов линг­вистика и целый комплекс наук о языке обретают новое проблемное поле исследований. Постепенно начинается переход к коммуника­тивно-когнитивной парадигме в изучении языка. Исследователей все больше привлекает феномен речевой деятельности, естественной коммуникации.

Интерес к прагматическим, коммуникативным, дискурсивным ас­пектам языка сопровождался переносом приоритетов исследования с языка на речевую деятельность. Существенные изменения в понимании таких базисных понятий, как «смысл» и «значение», неизбежно повлек­ли за собой важные методологические следствия. Все большая «попу­лярность» лингвистических исследований в общегуманитарном про­странстве привела к тому, что многие авторы всерьез стали считать лингвистику основой «науки наук», методологической базой для гу­манитарного знания вообще. При этом было очевидно, что каждый лингвистический подход предусматривает совершенно особенные эпистемологические построения. Так, в рамках подхода к языку, раз­рабатываемого М.Б. Гаспаровым, каждый случай употребления какой-либо языковой формы в речи каждого отдельного говорящего уникален и никогда в точности не повторяется, потому что меняются контекст, среда, физическое и эмоциональное состояние говорящего, его про­шлый опыт и опыт всех тех людей, с которыми он вступает во взаимо­действие; все это влияет и на понимание формы, и на ее физическое воплощение. При таком видении языка и связанной с ним исследова­тельской установки именно коммуникативные фрагменты, т.е. целые готовые выражения, являются первичными, целостными, непосредст­венно узнаваемыми частицами языковой материи, составляющими ос­нову нашего обращения с языком в процессе языкового существова­ния, — а не отдельные слова в составе этих выражений, тем более не компоненты их морфемной и фонемной структур. Именно коммуника­тивные фрагменты служат для говорящих первичными единицами, из которых состоит их мнемонический «лексикон» владения языком.

Фактически такой подход очень близок к концепции Р. Барта, вво­дящего понятия денотата и коннотата. Коннотации, «паразитирую­щие на денотате», выражают отношение субъекта речи к ее предмету, раскрывают коммуникативную ситуацию, указывают на тип употреб­ляемого дискурса и т.д. Таким образом, Барту удалось провести раз­граничение текста и произведения, во многом определившее, в част­ности, развитие современного литературоведения.

Прагматика и постмодернизм в языкознании. Прагматические тен­денции в понимании различных аспектов языка начинают перекли­каться в 1980—1990-е гг. с некоторыми постмодернистскими построе­ниями. Достаточно точно выразил суть современных поисков в области проблем языка Ж. Деррида. По его мнению, проблема языка никогда еще не захватывала столь глобального горизонта крайне раз­нообразных областей исследования, гетерогенных дискурсов, сфер различного и разнородного, намерений, методов и идеологий. Это от­ражает реальный процесс «перемешивания» трех различных измере­ний понимания языка, каждое из которых имеет свою проекцию как в область философии, так и в область гуманитарных наук, связанных с исследованием проблем языка. Понимание языка как употребле­ния, как определенного словаря (структуры) и как процесса вербали­зации концептов образует разнонаправленные векторы многомерно­го целостного феномена. Взаимодействие философского и научного подходов здесь представляется не только возможным, но и насущно необходимым. Объединение подходов и соответственно сопряжение этих парадигм становится одной из основных задач современного гу­манитарного познания.

Языкознание: описательное - объяснительное - проективное

Описание — функция научного исследования, состоящая в фикси­ровании результатов опыта (эксперимента или наблюдения) с помо­щью определенных систем обозначения, принятых в науке; описание предшествует объяснению.

Объяснение — функция научного исследования, состоящая в рас­крытии сущности изучаемого объекта; осуществляется через постиже­ние определенного закона, которому подчиняется данный объект. Проектирование -- процесс создания прототипа (прообраза) предполагаемого или возможного объекта, состояния.

Науки описательные и объяснительные. Деление, представленное в заго­ловке данного параграфа, совпадает с делением наук на описательные (эмпирические, конкретные) и теоретические (абстрактные). Такое де­ление мы находим уже у О. Конта. Но Конт считал, что всякая наука, в том числе и теоретическая, может отвечать только на вопрос «как?», а не «почему?». Эта позиция характерна как для классического позити­визма, так и неопозитивизма. Вопросы «что?» и «как?» оба относятся к сфере описательной науки. Абстракция — важный шаг в работе позна­ющего разума, но сама по себе она — не объяснение. Объяснительная наука призвана отвечать на вопрос «почему?», т.е. раскрывать с возмож­ной глубиной причинные связи. Человеческий разум никогда не до­вольствуется наблюдением и описанием окружающих явлений. Он ищет им объяснения. Для объяснительной науки характерна постанов­ка вопроса о происхождении изучаемого круга явлений или объектов.

К содержанию научного знания можно отнести, с одной стороны, опыт, наблюдение и описание, с другой — выяснение генезиса и причин­ных связей.

Объяснительная наука — это наука высшего класса. Чтобы под­няться на этот уровень, объяснительное языкознание должно прежде всего осознать себя, свою специфику, свои задачи, свое коренное от­личие от описательной науки. Речь идет о двух разных науках. Их можно было бы назвать, по предложению В.И. Абаева, «глоттографи-ей» и «глоттологией». При этом не следует смешивать соотношения: «описательный» — «объяснительный» и «синхронный» — «диахрон-ный». Диахронное (историческое) исследование может оставаться чи­сто описательным, т.е. описывать разные хронологические этапы или срезы. Объяснительное языкознание должно не просто описать раз­ные хронологические состояния, но вскрыть механизм причинных связей и движущих сил, породивших эти состояния.

Обратимся к задачам каждого из названных направлений.

Описательное языкознание. Перед описательным языкознанием сейчас, как сто и двести лет назад, стоит задача оптимального по ме­тодике описания лексики, грамматики и иных уровней конкретных языков в синхронном и диахронном плане. Обобщенный опыт таких описаний используется на теоретическом уровне для построения формально-типологических, семантических, классификационных и других моделей с охватом максимального числа языков.

Несмотря на почтенную историю этого направления в исследова­нии языка, способы описания и классификации языков мира по сей день остаются одной из актуальнейших проблем общего языкозна­ния. Сложность этой проблемы состоит в том, что она фактически представляет собой комплекс отдельных проблем, обусловленных не­обычайным типологическим различием языковых структур, пред­ставленных в языках мира. Можно ли все эти языки описать каким-либо одним способом без существенных нарушений их специфики — или такая попытка не даст никаких положительных результатов; при-ложимы ли к различным языкам мира установленные общие лингви­стические понятия, общеизвестные категории и определения — или применение их к языкам различных структур нуждается в существен­ных коррективах? Если в каждом языке есть особая специфика, то как ее учитывать при описании языков? Вот некоторые из перечня вопро­сов, которые ставят перед собой лингвисты, приступая к описанию языка. Не менее важной является проблема предназначенности опи­сания языка, допускающего множество самых различных аспектов и этапов. Описание языка может быть узкоспецифическим, когда оно выдерживается в определенном аспекте, в более или менее ограни­ченном плане. Например, составление атласа говоров Московской области. Совершенно естественно, что такое описание будет интере­совать далеко не всех и может оказаться совершенно непригодным, скажем, для решения учебно-методических (в практике преподавания русского языка в средней школе) или врачебно-терапевтических (в практике нейролингвистического программирования) задач. Об­щее языкознание на современном этапе стремится ответить на два ос­новных вопроса: какими способами можно описывать языки мира и как преодолеть при этом наиболее существенные трудности.

Объяснительное языкознание. Проблематика объяснительного язы­кознания несколько иная: возникновение и формирование человечес­кой речи, движущие силы и этапы ее развития; генезис лексики и грамматики; язык как идеология и как техника; распределение языко­вых типов во времени и пространстве. Эти проблемы ставились в пер­вой половине XIX в. — романтический период в истории языкозна­нии — в трудах В. Гумбольдта, Я. Гримма, А. Шлейхера. Но они, как известно, отошли на второй план в младограмматической школе, усту­пив место формальному анализу. Формализация языкознания достиг­ла предела в структурализме. Тезис Ф. де Соссюра о необходимости изучать язык «в себе и для себя» в конечном итоге оказался применим только к описательному, но не объяснительному языкознанию. Язык сам себя описывает, но он сам себя не объясняет. Для объяснения на­до выйти за его пределы. Это является законом для всех объяснитель­ных наук без исключения. В любой науке переход от описательной ста­дии к объяснительной всегда связан с вовлечением в свою орбиту данных тех или иных смежных наук. Как только астрономия перешла от описания к объяснению космического мира, она сомкнулась с фи­зикой (астрофизика). Геология как объяснительная наука обязательно включает биохимию и биофизику. Биология — биохимию и молеку­лярную биологию. Физиология как объяснительная наука немыслима без органической химии. Не иначе обстоит дело и в гуманитарных на­уках. История смыкается с этногенетикой, социологией и экономи­кой, социология — с этнографией и т.д.

Аналогичным образом перед объяснительным языкознанием вста­ют научные проблемы, которых не знает языкознание описательное, например: происхождение языка; язык и мышление; язык и объек­тивная действительность; язык и общество; язык и история; язык и материальная и духовная культура.

Объяснительным можно назвать только такое исследование явле­ний языка, которое имеет выход к перечисленным выше фундамен­тальным проблемам или к некоторым из них. А каждый такой выход — это выход в смежные науки: антропологию, философию, психологию, социологию, историю (включая археологию), культурологию, фольк­лористику, литературоведение. Широкий охват смежных дисциплин не должен удивлять. Язык — явление уникальное по своей универсаль ности, поэтому так необъятно широки и универсальны его связи с так называемым «экстралингвистическим» миром.

В современном языкознании, как и в некоторых других областях знания, пока еще нет ясного понимания, что речь, в сущности, идет о двух разных науках — описательной и объяснительной, — традицион­но носящих общее название. Любопытно, однако, что в некоторых разделах лингвистики чисто интуитивно такое размежевание уже про­ведено: рядом с фонетикой, наукой описательной, имеем фонологию, науку объяснительную; рядом с лексикографией - - историческую лексикологию и этимологию.

Проективное языкознание. Как известно, каждая наука в своем раз­витии проходит этапы накопления и классификации материала, со­здания истории объекта, выработки теории, объясняющей поведение объекта и на этой основе осуществляющей прогнозирование его из­менений в тех или иных условиях. Наличие у науки прогностической функции свидетельствует о ее развитости, из чего следует, что путь, ведущий к обретению наукой такой функции, является генеральным путем ее развития. Прогностика невозможна без познания законов развития, «самодвижения» объекта, что, в свою очередь, требует зна­ния его истории. История же объекта пишется на основании сравне­ния его синхронных состояний по данным хронологически близких источников. Так выстраивается цепочка: источники — синхрония — история/типология — теория — прогностика.

Новое направление лингвистики — лингвистическая прогностика открывает новые перспективы развития как языкознания в целом, так и отдельных его отраслей. Появление лингвистической прогностики, как считает А.А. Кретов, вполне закономерно: во-первых, на внутреннюю необходимость указывает наличие лингвистической палеонтологии, об­ращенной к прошлому языка, при отсутствии аналогичного научного направления, обращенного к будущему. Во-вторых, формирование та­кого раздела, как лингвистическая прогностика, позволяет по-новому взглянуть на теорию развития и эволюцию языка, подтвердить теорети­ческие данные практическими, проверенными математическими, ста­тистическими и другими методами. В-третьих, преследуя определенные цели и располагая достоверными прогнозами, можно сознательно фор­мировать будущую языковую действительность.

Язык является системой знаков. Теория систем говорит, что каждая замкнутая система, действуя во внешней среде, истощается каче­ственно и энергетически (это т.н. энтропия). Осуществляя свою функцию, система подчиняется своим собственным законам развития. Значит, язык, являясь системой, развивается помимо наших желаний, амбиций и вку­сов, не сворачивая на заманчивые тропы своевольной свободы. Нужно внимательно следить за направлением его движения, чтобы не вслепую пользоваться энергией его смыслов.

Приведем мнение К.С. Горбачевича по поводу необходимости прогнозирования в сфере языка и трудностей, которые могут встре­титься на пути составителя прогнозов:

Прогнозирование развития языка, установление продуктивных тен­денций — это не гимнастика ума, не отвлеченная схоластика, а живое, нужное дело, подсказанное практикой нормализаторской деятельности. Языкознание делает пока первые шаги на этом тернистом пути, и оно еще не в силах дать долговременный прогноз языковых изменений. Но даже ограниченные задачи прогнозирования, попытки «заглянуть» в будущее языка лишь на ближайшие десятилетия вперед таят в себе немалые слож­ности и, помимо анализа фактического материала, требуют выработки об­щей тактики этой работы. Необходимая игра воображения и фантазии должны быть подкреплены точными сведениями и строгим расчетом.

В современной лингвистике вопросы прогнозирования рассмат­риваются как компонент изучения языковых изменений. При об суждении фактов языковых изменений могут встать четыре вопро­са: изменяется что? как? почему? зачем? Распространенными в сфе­ре историко-лингвистических достижений являются обычно отве­ты на первые два вопроса. Но мыслимо ли объяснение процесса без понимания его механизма? Мыслимо ли понимание каузирующих явлений без прогнозирующих выводов? На эти вопросы следует от­ветить отрицательно, исходя из уровня нашего сегодняшнего зна­ния о языке.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconГрафик мониторинга образовательного процесса по дисциплине «Введение...
Цели и задачи языкознания. Объект и предмет исследования. Структура лингвистики. Основные отрасли языкознания. Связь языкознания...
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconПрограмма курса лекционный курс языкознание как наука и «Введение в языкознание»
Важное место в лингвистической подготовке будущих учителей-словесников занимает дисциплина «Теория языка», включающая курсы «Введение...
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconНа конкурс «Учитель года» учителя английского языка моу лицей №7
Посмотрите, как поменялась структура предложения. В английском языке подлежащее всегда ставится на первое место, а так как подлежащее...
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconВопросы к экзамену по программе кандидатского минимума по курсу «История и философия науки»
Понятие научного метода и его место в системе естественно научного и гуманитарного знания
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconМинистерство образования и науки российской федерации федеральное...
Понятие научного метода и его место в системе естественно научного и гуманитарного знания
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconВысшего профессионального образования современная гуманитарная академия (начоу впо сга)
Негосударственное аккредитованное частное образовательное учреждение высшего профессионального образования Современная гуманитарная...
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconМинистерство здравоохранения и социального развития российской федерации
Современная биология является основополагающей наукой в единой системе знаний о природе и человеке. Она дает научное обоснование...
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconПояснительная записка Определение места и роли учебного курса
В системе основного общего образования география — единственный школьный предмет, содержание которого одновременно охватывает многие...
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconВопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки Предмет...
Понятие научного метода и его место в системе естественно научного и гуманитарного знания
Языкознание как гуманитарная дисциплина. Место языкознания в системе научного знания о человеке. Современная структура знаний о языке. Определение языка iconМетодические рекомендации по изучению курса «Основы политологии»....
Место политологии в системе гуманитарного знания и в системе профессиональной подготовки
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
100-bal.ru
Поиск