Работа выполнена







Скачать 452.88 Kb.
НазваниеРабота выполнена
страница1/3
Дата публикации26.06.2013
Размер452.88 Kb.
ТипКурсовая
100-bal.ru > Психология > Курсовая
  1   2   3
Федеральное агентство по образованию и науки Р.Ф.

Сочинский Государственный Университет Туризма и Курортного Дела.

Социально – Педагогический институт

Кафедра общей психологии

Курсовая работа

Психографологические особенности письменной речи

Работа выполнена:

студ. 3 курса спец. 030301

Научный руководитель:

пр псх наук:
Сочи 2007

Оглавление

Введение………………………………………………………………………….. 3
Глава 1. Теоретический анализ психографологических особенностей письменной речи

1.1 Основные подходы к изучению письменной речи………………………5

1.2 Признаки письменной речи………………………………………………10

1.3 Возникновение и развитие психографологического метода…14

1.4 Диагностика анализа почерка…………………………………………...21
Глава 2. Эмпирическое исследование психографологических особенностей письменной речи………………………………………………………………...33

2.1 Проведение диагностического этапа исследования……………………33

2.2 Обработка полученных результатов и общие выводы…………………34
Заключение……………………………………………………………………….37
Библиография…………………………………………………………………….38
Приложение………………………………………………………………………40

Введение
Актуальность выбранной нами темы заключается в том, что существует множество областей применения психографологии. Наиболее распространенной областью применения, в частности за рубежом, является определение психологического профиля человека при приеме его на работу. Руководству фирм необходимо знать, насколько потенциальный сотрудник честен, уравновешен, компетентен, уверен в себе, обладает ли навыками творческого, административного или коммерческого плана. Также психографология применяется в профессиональном ориентировании для оценки черт характера человека и его психологической характеристики, для оценки взаимосовместимости партнеров: супругов, партнёров по бизнесу. К сожалению, эта наука большое распространение получила за рубежом, но не в нашей стране. В России же используют узкие возможности психографологии. Почерковеды, услугами, которых пользуются силовые структуры, дают оценку, один и тот же человек писал или почерк подделывали.

Вопрос о связи почерка, с личностью писавшего интересует людей с давних пор. Проявление этого интереса можно найти в сочинениях Аристотеля, Дионисия Галикарнанского. Однако до начала ХVII не было самостоятельных сочинений. Лишь в 1622 итальянец Камилло Бальдо написал трактат «Рассуждения о способе узнавать обычаи и качества писавшего по его письму».

Проблемами психографологии также занимались такие ученые как И.Ф. Моргенштерн, Д.М. Зуев-Инсаров. И.Ф. Моргенштерн написал объемистый труд «Психографология». Автор называл психографологию наукой об определении внутреннего мира человека по его почерку. Считая психографологию частью науки психологии, Моргенштерн отводил ей важное место в системе социальных наук. В книге Моргенштерна высказывалось убеждение, что «будущность науки графологии вполне обеспечена».

Вопросами психографологии занимался Д.М. Зуев-Инсаров. Широкую известность приобрела книга Д.М. Зуева-Инсарова «Почерк и личность».

Таким образом, цель курсовой работы – исследовать психографологические особенности письменной речи.

Объектом исследования является речь.

Предметом исследования являются особенности письменной речи.

Задачи:

1. Рассмотрение основные подходы к исследованию письменной речи.

2. Проведение теоретического анализа по проблеме исследования.

3. Определение признаки письменной речи.

Гипотеза – у каждого человека существуют особенности письменной речи, характеризующие их личностные особенности.

Методика исследования – «Психографологические характеристики письменной речи».

Глава 1. Теоретический анализ психографологических особенностей письменной речи

1.1 Основные подходы к изучению письменной речи

Письменная речь - психический процесс, без которого невозможно представить выход современного человека в культурное пространство. Становление письменной речи позволило преодолеть пространственно-временные разрывы коммуникации, создало условие интеграции обширных культурных пространств, в которые включаются люди, принадлежащие разным культурам, общностям, поколениям [13].

Исследования формирования письменной речи проводятся на различных возрастных выборках, авторы используют различные количественные и качественные показатели, в ходе экспериментов испытуемые ставятся в разные условия. Письменная речь является одним из традиционных предметов психологического исследования. Целесообразно выделить несколько направлений ее исследования.
К первому направлению следует отнести теоретические работы, посвященные определению места письменной речи в структуре высших психических функций. Данный аспект рассмотрения вывел проблематику письма из разряда лингвистических проблем в поле психологических исследований. Результатом этого явилось постепенное введение термина «письменная речь» в оборот психологической науки. Так, в работе А.Р. Лурия используется только понятие «письме» в значении «использование графических знаков». Л.С. Выготский, ссылаясь на эту работу А.Р Лурия, отмечает, что необходимо различать понятия «письмо» и «письменная речь», так как они не тождественны [3]. Письмо - механизм осуществления письменной речи. Письменная речь представляет собой особую систему символов и знаков, владение которой означает критический поворотный момент во всем культурном развитии ребенка. Подобное нестрогое определение соседствует с утверждением, что развитие письменной речи представляет собой переход от иллюзорной игры через рисование к письму. Таким образом, письмо выступает и как механизм, и как один из этапов развития письменной речи, являясь ее символьной фиксацией [2].
Несмотря на терминологическую неопределенность, работы Выготского открыли новое направление теоретических исследований, придавшее письменной речи статус самостоятельного предмета психологического изучения. Определены принципиальные особенности, отличающие этот вид речи от других (устной, внутренней). Эти особенности заключаются в том, что, формируясь на базе устной речи, письменная речь становится механизмом реорганизации всей системы речемыслительных процессов. Развивающая роль письменной речи по отношению к другим видам речи отмечена во всех работах рассматриваемого направления. Письменная речь оценивается как более абстрактная, более произвольная, более осознанная, порождаемая иными мотивами, нежели устная речь «как новое и мощное орудие мышления, имеющее нередко значительно больше возможности, чем устная речь». Ведущая роль письменной речи определяется тем, что она выступает аппаратом членения и осознания субъектом строя язык [3].

П.Я. Гальперин выделяет несколько критериев различения устной и письменной речи. К ним относится направленность на диалог: в устной речи она выступает как непосредственный компонент, в письменной - как опосредованный, неявный. Это позволяет расценивать устную речь как диалогичную, а письменную - как монологичную. Наряду с этим отмечаются различия грамматических, синтаксических, стилистических характеристик, различия в точности. Оценивая письменную речь по выделенным критериям, П.Я. Гальперин делает вывод о том, что отличительными чертами письменной речи являются: литературно-книжная лексика, распространенность высказывания, законченность, логическая последовательность, синтаксическая законченность, развернутая система связующих элементов, наличие средств графической актуализации.
Резюмируя анализ работ вышеописанного направления необходимо отметить, что они не только открыли путь теоретического изучения письменной речи, но и продемонстрировали широкий спектр возможностей практического применения теории речи, прежде всего - в сфере психологии развития. Главным положением указанных работ является указание на необходимость организации специальных процедур овладения письменной речью: «в отличие от обучения устной речи, в которую ребенок врастает сам собой, все обучение письменной речи строится на искусственной выучке». Акцент в последующих исследованиях был смещен на проблемы импрессивной письменной речи - восприятие, понимание и интерпретацию текстов различной сложности, выполнение учебных заданий в процессе овладения вторым языком. Основой этих исследований являются теоретические разработки проблем речи, получившие название теории речевой деятельности (ТРД). Она представляет собой соединение концепции речи, созданной Л.С. Выготским, и общей теории деятельности, разработанной А.Н. Леонтьевым [9].
Применение деятельностного подхода к проблемам психологии речи отразилось, прежде всего, на расширении контекста описания процессов речепорождения. Наряду с понятием «речевая деятельность», введены понятия «формы речи», «текстовая деятельность», «речетворческий процесс» и «речевое поведение». В частности, текстовая деятельность трактуется как «личностная активность, включающая вербальные и невербальные интеллектуально-мыслительные операции, совершаемые для организации смыслов в ходе общения». Именно личностный аспект рассмотрения письменной речи позволяет обнаружить нетождественность процессов порождения и интерпретации текстов. А.А. Брудный указывает, что операции понимания являются более распространенными и простыми по сравнению с операциями продуцирования текстов.

Включение письменной речи в системы взаимодействия, ранее обслуживаемые устной речью (системы непосредственной коммуникации), указывают на необходимость коррекции представления не столько о роли письменной речи, сколько о ее особенностях, отличающих этот вид речи от других (прежде всего - от устной). Рассматривая данный вопрос, Т.Н. Ушакова считает, что сам феномен текста позволяет полагать невозможность разделения речи на устную и письменную. Т.Н. Ушакова вводит определение письменной речи как письменной формы единого рече-творческого процесса, продуктом которого выступает текст [17,с.92-107].

В рамках ТРД разработаны дифференцированные модели порождения речи. Эти модели позволяют аналитически выделить этапы речепорождения и описать их содержание. В качестве основных этапов выделены: «мотив» и «коммуникативное намерение», «внутреннее программирование», «универсально-предметный код», закрепляющий речевую программу, конечная обратная связь [14].
Основные эмпирические данные, позволившие конкретизировать общую модель текстопорождения в ТРД, получены в нейролингвистических исследованиях. В них эмпирически зафиксированы проявления деструкции речи в патологии. Роль данных исследований отражена в позиции А.Р. Лурия, полагавшего, что набор выявленных первичных дефектов соответствует набору компонентов речевой системы в норме. Работы А.Р. Лурия и его сотрудников показали, что важную роль в речевых процессах играют смысловые опоры, с помощью которых возможно удержание структуры высказывания в процессе речепорождения (и, в частности, - текстопорождения)[16].
Потребность в удержании внутренней речи, фиксирующей общий смысл будущего высказывания (текста), особенно видна при афатических расстройствах, нарушающих способность субъекта к семантическим и синтаксическим операциям. Сформированная письменная речь позволяет реабилитировать нарушенную речевую функцию, облегчая процесс удержания речи [4, с. 80].

Однако за пределами ТРД остаются вопросы формирования содержательной (а не структурной) стороны речи. Именно этот аспект представляет наибольший интерес с психологической точки зрения, так как открывает путь к исследованию индивидуальных речевых проявлений. Данные особенности рассматриваются на уровне графики письма, особенностей использования различных письменных форм и языковых средств. В частности, показано, что качество графики письма соответствует особенностям рисунков, выполняемых субъектами разной степени готовности к обучению. Несмотря на разницу подходов к исследованию письменной речи, всеми авторами в явной или неявной форме указывается на существенное различие устной и письменной речи. Оно состоит в том, что в письменную речь в качестве обязательного элемента включена рефлексия автором собственного текста - результата письменно-речевой деятельности. Для устной речи такая рефлексия не обязательна, так как коммуникативный процесс подразумевает реакцию участников на паралингвистические и экстралингвистические коммуникативные средства, включенные в вербально оформленный коммуникативный акт. В письменной речи, наоборот, рефлексия результата речевого процесса является основополагающим элементом. Это обусловлено спецификой материальной формы результата, позволяющей субъекту осуществить его рефлексию вне зависимости от хода коммуникативного процесса.
1.2 Признаки письменной речи
Пиcьмeннaя речь пpeдcтaвляeт coбoй opгaнизoвaннyю cиcтeмy peчeвыx нaвыкoв кoнкpeтнoгo лицa, oтpaжeннyю в дoкyмeнтe (pyкoпиcнoм, мaшиннoм, типoгpaфcкoм и дp.). Haвыки пиcьмeннoй peчи фopмиpyeтcя в yникaльныx для кaждoгo чeлoвeкa ycлoвияx, что oбecпeчивaeт paзнoooбpaзиe кaк внyтpeнниx, тaк и внeшниx фaктopoв, дeйcтвyющиx oднoвpeмeннo и пepeплeтaющиxcя мeждy coбoй. Этo пpeждe вceгo ycлoвия, в кoтopыx живeт чeлoвeк, cpeдa oбyчeния (шкoлa, ceмья, xapaктep тpyдoвoй дeятeльнocти, вoздeйcтвиe литepaтypы, тeaтpa, кинo и дp.). Бoльшoe знaчeниe в cтaнoвлeнии и paзвитии пиcьмeннo-peчeвoгo нaвыкa имeют индивидyaльныe cпocoбнocти чeлoвeкa. Cвoйcтвa индивидyaльнocти и динaмичecкoй ycтoйчивocти пиcьмeннo-peчeвыx cpeдcтв oбecпeчивaют peшeниe идeнтификaциoнныx зaдaч, нaпpaвлeнныx нa ycтaнoвлeниe aвтopa пиcьмa. Hapядy c идeнтификaциoнными зaдaчaми экcпepтизa peшaeт клaccификaциoныe зaдaчи, cвязaнныe c pacпoзнaвaниeм вoзpacт пиcaвшeгo, егo нaциoнaльнocти, мecтa житeльcтвa, a тaкжe диaгнocтичecкиe, нaпpaвлeнныe нa pacпoзнaвaниe пcиxoфизиoлoгичecкoгo cocтoяния aвтopa дoкyмeнтa в мoмeнт eгo нaпиcaния, фaктa нeoбычнocти и пpичин, oбycлoвившиx нeoбычнocть cocтoяния aвтopa дoкyмeнтa [5].

Пpизнaки пиcьмeннoй peчи – этo зaфикcиpoвaнныe c пoмoщью cиcтeмы гpaфичecкиx знaкoв ocoбeннocти peчeвoгo нaвыкa чeлoвeкa и иcпoльзyeмыe для peшeния экcпepтныx зaдaч. признаки пиcьмeннo peчи пoдpaздeляютcя нa oбщиe и чacтныe.

Oбщиe пpизнaки oтpaжaют cвoйcтвa peчeвoгo нaвыкa чeлoвeкa в цeлoм, чacтныe - oтдeльныe элeмeнты нaвыкa. Meждy oбщими и чacтными пpизнaкaми cyщecтвyeт взaимocвязь и взaимoвлияниe, нo oпpeдeляющими являютcя oбщиe пpизнaки. K oбщим пpизнaкaм пиcьмeннoй peчи oтнocятcя ypoвeнь влaдeния пиcьмeннoй peчью, cтeпeнь paзвития гpaммaтичecкиx и cтиллиcтичecкиx нaвыкoв, ocoбeннocти иcпoльзoвaния языкoвыx cpeдcтв, нaвыки apxитeктoники излoжeния, нaличиe нaвыкoв aкцeнтиpoвaния, лeкcичecкиe нaвыки и oбъeм cлoвapнoгo зaпaca.

Уpoвeнь влaдeния пиcьмeннoй peчью бывaeт выcoким, cpeдним и низким. Для выcoкoгo ypoвня paзвития peчи xapaктepны paзнoбopaзиe cpeдcтв peчи, бoгaтcтвo cлoвapнoгo зaпaca, caмocтoятeльный твopчecкий oтбop языкoвыx cpeдcтв, oтcyтcтвиe шaблoнoв излoжeния, избитыx фpaз, нapyшeний oбщeпpинятыx нopм [15].

Heдocтaтoчнo пoлнoe иcпoльзoвaниe cpeдcтв языкa (лeкcичecкиx, cинтaкcичecкиx, фpaзeoлoгичecкиx) и нeдocтaтoчнo выcoкий ypoвeнь cтиллиcтичecкиx нaвыкoв xapaктepизyeт cpeдний ypoвeнь paзвития peчи. 3дecь имeют мecтa нeчeткoe выдeлeниe глaвнoй мысли, oтcyтcтвиe cтpoгoй пocлeдoвaтeльнocти и cтpoйнocти излoжeния. Низкий ypoвeнь oтличaeтcя cxeмaтичecкoй кpaткocтью, нeпoлнoтoй. 3aпac cлoв, кaк пpaвилo, oгpaничeн, фpaзы cтepeoтипны c малым кoличecтвoм cлoв.

Cтeпeнь paзвития гpaммaтичecкиx нaвыкoв пиcьмa oпpeдeляeтcя кoличecтвoм и xapaктepoм opфoгpaфичecкиx, пyнктyaциoнныx и cинтaкcичecкиx oшибoк. При выcoкoй cтeпeни paзвития нaвыкoв гpaмoтнocти пpeдпoлaгaeтcя пpaвильнoe нaпиcaниe pyкoпиcи, xoтя нe иcключaютcя oшибки в peдкo yпoтpeбляeмыx cлoвax. Cpeдняя cтeпeнь paзвития гpaммaтичecкиx нaвыкoв пpeдпoлaгaeт нaличиe oшибoк, кoтopыe oтнocятcя к cлoжным для ycвoeния пpaвилaм. Hизкaя cтeпeнь paзвития нaвыкoв гpaмoтнocти oпpeдeляeтcя пo oбилию opфoгpaфичecкиx, пyнктyaциoнныx и cтиллиcтичecкиx oшибoк. Oбилиe oшибoк и oтcyтcтвиe дoлжнoгo пopядкa cлoв в пpeдлoжeнияx инoгдa иcкaжaют или дeлaют нeпoнятным coдepжaниe нaпиcaннoгo [14].

Cтeпeнь paзвития cтиллиcтичecкиx нaвыкoв бывaeт выcoкoй, cpeднeй и низкoй. При выcoкoй cтeпeни paзвития cтилиcтичecкoгo нaвыкa пиcьмeннaя peчь cвoбoднa oт cepьeзныx cтиллиcтичecкиx пoгpeшнocтeй. Этo нe значит, что рyкoпиcь дoлжнa пoлнocтью cooтвeтcтвoвaть литepaтypнoй нopмe. Дoбивaяcь выpaзитeльнocти или тoчнocти пepeдaчи мысли, люди, oблaдaя выcoкo paзвитыми cтилиcтичecкими нaвыкaми, мoгyт coзнaтeльнo oтcтyпaть oт литepaтypныx нopм, иcпoльзyя apxaизмы или нeoлoгизмы. Для cpeднeй cтeпeни paзвития нaвыкoв в cтилиcтичecкoй peчи xapaктepны cтилиcтичecкиe oшибки, нo они нe гpyбыe и чиcлo иx cpaвнитeльнo нeвeликo. Этo нapyшeниe cмыcлoвoй cвязи мeждy кoмпoнeнтaми cлoжнoгo пpeдлoжeния, paзнocтильнocть, cмeшeниe фopм пpямoй и кocвeннoй peчи. O низкoй cтeпeни paзвития cтилиcтичecкиx нaвыкoв cвидeтeльcтвyeт нaличиe мнoжecтвa гpyбыx oшибoк: cмeшeниe paзличныx фopм, нeпpaвильнoe yпoтpeблeниe мecтoимeний, yпoтpeблeниe лишниx cлoв (тaвтoлoгия), вyльгapныx пpocтopeчныx cлoв, пpoпycкoв cлoв и cлoвocoчeтaний [11].

K ocoбeнocтям нaвыкoв иcпoльзoвaния языкoвыx cpeдcтв oтнocятcя:

a) пpeoблaдaниe языкoвыx cpeдcтв oпpeдeлeннoгo фyнкциoнaльнoгo cтиля. Kaждый нaциoнaльный язык пoдpaздeляeтcя нa пoдъязыки, имeнyeмыe фyнкциoнaльными cтилями: xyдoжecтвeннaя пpoзa, oфициaльнo-дeлoвoй, нayчный, пyблициcтичecкий, мaтeмaтичecкий, юpидичecкий и т.д.;

б) длинa пpeдлoжeния, нaличиe aбзaцeв. Haвыки, пpoявляющиecя в pacчлeнeннocти тeкcтoв нa пpeдлoжeния и aбзaцы, oбычнo вecьмa ycтoйчивы. Длинa фpaзы кoтopaя кoлeблeтcя y paзныx пиcaтeлeй oт 2-6 до 90-175 cлoв, cчитaeтcя oдним из нaибoлee чeткиx пpoявлeний индивидyaльныx ocoбeннocтeй пиcьмa aвтopa xyдoжecтвeннoгo пpoизвeдeния. Cpeдняя длинa пpeдлoжeния в pyccкoм языкe - 19 cлoв. Heпpaвильнoe выдeлeниe aбзaцeв - oбъeдинeниe в aбзaц пpeдлoжeний, нe cвязaнныx eдинcтвoм тeмы, cвидeтeльcтвyeт o дpyгoм пpизнaкe нeдocтaтoчнoм paзвитии нaвыкoв гpaммaтнoгo пиcьмa;

в) иcпoльзoвaниe пpeдлoжeний oпpeдeлeннoгo типa - пpocтыe, cлoжныe;

г) иcпoльзoвaниe coюзнoй и бeccoюзнoй cинтaкcичecкoй cвязи;

д) иcпoльзoвaниe фpaзeoлoгичecкиx cpeдcтв - ycтoйчивыx oбopoтoв peчи и выpaжeний (дo пocлeднeй кaпли кpoви, чecтный вop, живoй тpyп и т.п.).

Ocoбeннocти нaвыкoв apxитeктoники (пocтpoeния) излoжeния пpoявляютcя в наличии или oтcyтcтвии лoгичecкoй cтpoйнocти. B pyкoпиcяx oдниx людeй излaгaютcя в нaчaлe тeзиcы, a зaтeм apгyмeнты для oбocнoвaния тeзиcoв; в дpyгиx - cнaчaлa cooбщaютcя фaкты, являющиecя ocнoвaниeм для иx cyждeния, a зaтeм yжe вывoды, вытeкaющиe из этиx фaктoв. Pyкoпиcь мoжeт coдepжaть плaн, быть paзбитoй нa cocтaвныe чacти (ввeдeниe, ocнoвнaя чacть, зaключeниe) или нe имeть тaкoй paзбивки.

Haвыки aкцeнтиpoвaния в пиcьмeннoй peчи пpoявляютcя в пoдчepкивaнии oтдeльныx cлoв (пpeдлoжeний), иcпoльзoвaния пpи иx нaпиcaнии paзpядки, бyквeнныx знaкoв, нaнeceнныx пo cxeмe пeчaтныx бyкв или кaким-либo oбpaзoм, oтличaющим иx oт бyкв, кoтopыми выпoлнeн ocтaльнoй тeкcт.

Лoгичecкиe нaвыки и oбъeм cлoвapнoгo зaпaca пишyщeгo мoжeт быть oбшиpным или oгpaничeнным. O cлoвapнoм зaпace cyдят лишь пpи иccлeдoвaнии дocтaтoчнo бoльшиx тeкcтoв.

Чacтныe пpизнaки языкoвoгo нaвыкa oтoбpaжaют paзличныe cвoйcтвa, ocoбeннocти cтpyктypы и выpaжaютcя в oпpeдeлeнныx ycтoйчивыx языкoвыx нapyшeнияx peчи, в ycтoйчивoм иcпoльзoвaнии oпpeдeлeнныx языкoвыx cpeдcтв и ycтoйчивыx иx cooтнoшeнияx иcпoльзyeмыx индивидoм в типичныx peчeвыx cитyaцияx. K чacтным пpизнaкaм opфoгpaфичecкиx нaвыкoв oтнocятcя ycтoйчивыe нeпpaвильныe нaпиcaниe cлoвa и нapyшeниe oпpeдeлeннoгo пpaвилa opфoгpaфии.

Чacтныe пpизнaки пyнктyaциoнныx нaвыкoв включaют ycтoйчивoe нapyшeниe oпpeдeлeннoгo пpaвилa пyнктyaции (в тoм чиcлe oтcyтcтвиe члeнeния тeкcтa нa aбзaцы, ecли этo диктyeтcя cмыcлoвoй cтopoнoй излoжeния); cвoeoбpaзнoe пpимeнeниe тex или иныx знaкoв пpeпинaния (тиpe, тoчкa c зaпятoй, cкoбки, кaвычки и т.д.), в тoм чиcлe cвoeoбpaзнoe члeнeниe тeкcтa нa aбзaцы, paздeлы и т.п.; бoгaтcтвo, paзнooбpaзиe пyнктyaциoннoгo зaпaca [1, с. 22].

Чacтныe пpизнaки лeкcикo-фpaзeoлoгичecкиx нaвыкoв - этo иcпoльзoвaниe cлoв в нecвoйcтвeнныx им знaчeнияx и cвязяx c дpyгими cлoвaми; иcпoльзoвaниe oпpeдeлнныx диaлeктизмoв, вyльгapизмoв, элeмeнтoв тoгo или инoгo жaнpa (жapгoнизмoв), пpocтopeчныx cлoв, вapвapизмoв, билингвизмoв - в тeкcтe, выпoлнeннoм нa pyccкoм языкe, и т.п.; иcпoльзoвaниe cлoв в cвoeoбpaзныx знaчeнияx и cвязяx; ycтoйчивoe yпoтpeблeниe oдниx и тeх пpoфeccиoнaлизмoв, apxaизмoв, нeoлoгизмoв, тex или иныx фpaзeoлoгизмoв, cлoвocoчeтaний [18, с. 95].

K чacтным пpизнaкaм cинтaкcичecкиx нaвыкoв cлeдyeт oтнecти нapyшeниe фopм cинтaкcиca; ycтoйчивoe, нeпpaвильнoe пocтpoeниe кoнкpeтнoгo пpeдлoжeния; пpeимyщecтвeннoe иcпoльзoвaниe тex или иныx cинтaкcичecкиx кoнcтpyкций; ycтoйчивoe cooтнoшeниe иcпoльзyeмыx cинтaкcичecкиx cpeдcтв - cлoжныx и пpocтыx пpeдлoжeний, paзличныx oбocoблeний и т.д.; бoгaтcтвo cинтaкcичecкoй cтpyктypы излoжeния.

K чacтным пpизнaкaм cтилиcтичecкиx нaвыкoв oтнocятcя ycтoйчивoe нapyшeниe oпpeдeлeнныx нopм лeкcичecкoй cтилиcтики чacтeй peчи и cинтaкcиca; cвoeoбpaзныe ocoбeннocти кoмпoзициoннoгo излoжeния.

1.3 Возникновение и развитие психографологического метода
Вопрос о связи почерка, с личностью писавшего интересует людей с давних пор. Проявления этого интереса можно найти в сочинениях Аристотеля, Дионисия Галикарнасского, Светония и других древних авторов. Однако до начала XVII в. не было самостоятельных сочинений, посвященных этому вопросу. Лишь в 1622 г. итальянец Камилло Бальдо написал трактат, называвшийся «Рассуждения о способе узнавать обычаи и качества писавшего по его письму». Через некоторое время трактат был переведен Велиусом на латинский язык и издан в 1664 г. в Болонье. Автор трактата, подчеркивая новизну его содержания, писал: «Кто услышит, что можно узнать образ жизни и характер писавшего по почерку его – засмеется или удивится в высшей степени».

Думается, что столь категорические суждения мало обоснованы. Чтобы составить правильное суждение о графологии, необходима большая, тщательная и объективная экспериментальная работа. Только такая работа может дать ответ на вопрос – наука она или нет?

В XVIII в. исследованиями связи почерка с личностью занимался в Цюрихе пастор Лафатер. Правда, основной его интерес был сосредоточен на изучении так называемой физиономики, т.е. внешних черт человеческого лица. Однако в его сочинении «Фрагменты физиономики», изданном в 1772г, имелся небольшой раздел, посвященный почерку. Изучение почерка, по словам Лафатера, позволяет составить «физиономические оттиски» характера пишущего. Типические же знаки, характеризующие конкретный почерк, Лафатер называл «графическими портретами». Исследованиями Лафатера живо интересовался поэт Гёте. Однако Лафатеру не удалось внести большого вклада в изучение почерка, в основном он ограничился лишь попыткой систематизации знаний в этой области.

Значительно усилилось внимание к почерку в XIX в. Во второй половине этого века учение о связи почерка, с личностью писавшего получило название «Графология» (графо – пишу, логос – слово). Данный термин был предложен аббатом Ипполитом Мишоном. Поэтому его часто называют основателем графологии. Мишон являлся автором многих сочинений по графологии, но наибольшую известность в свое время получила изданная в 1872 г. книга «Тайны письма». Мишон был одним из основателей Парижского графологического общества и журнала «Графология».

Продолжателем деятельности Мишона во Франции стал Адриан Варинард. Имя этого графолога было хорошо известно в конце XIX в. В России, так как составленный им краткий курс графологии был переведен на русский язык и издан в 1889 г. в России.

Идеи графологии, пришедшие в Россию с Запада, не получили здесь широкого распространения. Первая оригинальная отечественная книга по графологии была издана в Риге в 1894 г. Составителями ее были Н. Д. Ахшарумов и Ф. Ф. Тиш-ков, а автором предисловия доктор медицины Д. Д. Ахшарумов.

Значение графологии составители книги оценивали весьма осторожно. Автор предисловия лишь предполагал, что графология в грядущем ее развитии будет причислена к наукам опытным, а идеал современной графологии будет достигнут тогда, когда ею будет выработан точный научный метод исследований.

В начале XX в. в России появился объемистый труд И. Ф. Моргенштерна «Психографология». Автор называл психографологию наукой об определении внутреннего мира человека по его почерку. Считая психографологию частью науки психологии, И.Ф. Моргенштерн отводил ей важное место в системе социальных наук. Он писал: «Будем надеяться и верить, что придет время, когда психографология, открывающая, нам человеческие недостатки и пороки, займет в ряду социальных наук почетное место, предоставленное ей добросовестным наблюдением и строгим анализом». В книге Моргенштерна высказывалось убеждение, что «будущность науки графологии вполне обеспечена».

С момента своего возникновения графология встречала и по сей день продолжает встречать критическое к себе отношение. В своих работах графологи стремятся доказать ошибочность такого отношения. В качестве примера сошлемся на знаменитого графолога Крепье Жамена, который еще в конце прошлого века попытался систематизировать возражения, высказываемые в адрес графологов, и опровергнуть их. Крепье Жамен писал, что стоит произнести слово «графология» перед человеком никогда ею не занимавшимся, и, первое, что он скажет, будет «но». Поэтому, чтобы убедиться в научности графологии, необходимо рассмотреть наиболее серьезные возражения ее противников. Отвечая на первое возражение, как можно узнать характер по почерку, который далеко не одинаков на протяжении одной страницы, – он пишет: «В сущности неважно, меняется ли ваш почерк или не меняется; если графолог рисует ваш портрет верно, то этого будет, пожалуй, достаточно для того, чтобы доказать, что возражение не имеет никакой ценности». На второй аргумент противников о том, что графолог не может сказать, кто пишущий, так как в воле пишущего изменить почерк по желанию, Крепье Жамен отвечает: «Вполне неблагоразумно умышленно извращать свой почерк, если желаешь получить свой портрет... Желая изменить почерк, чаще всего изменяют только наклон букв; остальное же, вся масса подробностей, которые позволяют нам прочесть характер пишущего, остается обыкновенно без перемены». По поводу третьего вопроса, можно ли, будучи графологом, выработать себе почерк, отражающий всевозможные качества, автор указывает: «...Как ни старайтесь изменить вашу природу, она возьмет свое, и, написав целую страницу, очень трудно не дать проскользнуть основным признакам характера... Если рассмотреть почерки наиболее известных графологов, они выглядят очень беглыми, а их слабости – от которых, увы, никто не свободен!– выделяются с такою же ясностью, как и в тех почерках, которые они ежедневно разбирают».

В ответе на четвертый вопрос, если почерк отражает сердечные впечатления, то не следует ли предположить, что он отражает только впечатления данного момента, говорится: «При небольшом упражнении можно научиться отличать в почерке впечатления данного момента от привычного состояния души».

По поводу пятого замечания о том, что все учителя имеют одинаковый почерк, Крепье Жамен пишет: «Не следует смешивать то, что мы называем почерком, являющееся выражением мысли, с каллиграфией, представляющей из себя тщательный рисунок. Такие почерки учителей и канцелярских писарей можно назвать официальными и они не годны для определения портретов». И, наконец, по поводу шестого – каждая страна имеет свой почерк – он говорит: «Совершенно верно, но каждая страна имеет также свой особенный характер, а это одно из лучших доказательств в пользу графологии».

Ответы Крепье Жамена едва ли способны убедить даже тех, кто, по выражению автора, имеет ключ графологической науки. Более того, эти ответы свидетельствуют об отсутствии у графологии прочного, научного фундамента. Такой фундамент могут составить лишь научные эксперименты, научно проверенные опытные данные, которыми графология ни в прошлом, ни в настоящем не располагает.

Те опыты, на основании которых графологи строят свои выводы, являются бессистемными, случайными. Оценка графологических признаков при этом носит субъективный характер, в основу ее положена интуиция, а порой и мистицизм графолога. Исходная позиция графологии, состоящая в утверждении того, что отображенные в графических знаках двигательные навыки руки пишущего связаны с различными чертами его характера, пока научно не доказана.

Остановимся теперь на психографологических характеристиках, построенных графологами на основе подобных признаков. Множество таких характеристик (государственных деятелей России и других стран, писателей, ученых и т. д.) содержит «Психографология» И. Ф. Моргенштерна. Знакомство с этими психографологическими портретами ясно показывает их классовую направленность. Так, например, о почерке и личности Емельяна Пугачева говорится: «Буквы грубые... невежественные, с грубыми и дерзкими штрихами. Дерзкий, грубый, жестокий человек... Среднего роста, плечистый, коренастый, грубое, простое лицо, перпендикулярность и сильное развитие лба, впалые глаза, злодейски-хитрый взгляд».

Другого содержания психографологическая характеристика - Николая I: «Почерк смелый и простой. Хотя в росчерке большой нажим и запутанность, но в буквах и штрихах выступает замечательная ясность. Сила воли, деятельность, упрямство, хладнокровие, сдержанность, воспитанность, преданность делу, строгая честность, резкая откровенность. Высокого роста, стройный, характерное красивое лицо, большие не темные глаза» [10].

Емельян Пугачев и Николай I вошли в историю России с иными характеристиками. Пугачева отличали природный ум, смелость, большая энергия, выдающиеся способности организатора. Эти черты сочетались с огромным жизненным опытом, знанием народной психологии и военного искусства.

Иным рисовала вождя крестьянского восстания дворянско-буржуазная историография. Фальсифицируя деятельность Пугачева, буржуазные историки изображали его «бунтарем», «разбойником». Именно фальсификация личности Пугачева и легла в основу «графологической характеристики», данной Пугачеву Моргенштерном.

Николай I был человеком мстительным и жестоким. Особенно ярко эти качества проявились после декабрьского восстания 1825 г. В деле декабристов он был одновременно сыщиком, тюремщиком и палачом. Льстивая психографологическая характеристика, данная Моргенштерном Николаю I – душителю свободы и гонителю всякой передовой мысли, служит убедительным доказательством того, как далека психографология от подлинной науки. Аналогичные характеристики дал Моргенштерн директору департамента полиции Лопухину и многим другим деятелям царского режима [10].

Впрочем, не лучшими были результаты зарубежных психографологов. Любопытный эксперимент произвел директор психофизиологической лаборатории в Сорбонне Альфред Бине, который передал нескольким видным графологам коллекцию почерков мужчин и женщин. В ней были сосредоточены почерки людей разного возраста и различных профессий: крупных ученых и известных бандитов, эрудированных философов и знаменитых литераторов. Результаты исследований, произведенных графологами, оказались для них неожиданными и весьма поучительными. Так, например, крупный французский ученый-физиолог, президент Французского биологического общества Шарль Эдуард Броун-Секар был охарактеризован как человек посредственного ума, ниже среднего уровня, лишенный ясного мышления. Зато бандит, известный под кличкой «Убийца женщин» (совершивший четыре убийства и множество ограблений), получил весьма лестную характеристику. Графолог нашел, что у него «сердце преобладает над остальными, отсюда альтруистичность натуры».

Эксперимент Бине не был единственным. О подобном эксперименте рассказывал также известный криминалист А. Рейсе. Коллекция мужских и женских подписей была разослана ряду графологов и лицам, не имевшим отношения к графологии. Результаты оказались не менее поучительными, чем у Бине. При проверке полученных ответов выяснилось, что большее количество правильных заключений принадлежало не специалистам-графологам, а лицам, не имевшим к графологии отношения.

Подобные эксперименты заставляют и западноевропейских ученых с оговорками относиться к признанию графологии наукой.

В СССР деятельность графологов активно развивалась в 20-х – первой половине 30-х годов. Появились и научно-популярные работы по графологии. Широкую известность приобрела книга Д. М. Зуева-Инсарова «Почерк и личность». В предисловии к ней автор писал: «В течение каких-нибудь двух десятилетий трудами физиологов, психологов и врачей быстро развертывается перед нами многообразная картина графологических достижений. Создается значительная по количеству литература, посвященная разработке графологических данных, теоретическая и опытная. На Западе возникают графологические общества и институты. В опытах с целью проверки основных положений графологии принимают участие ученые с мировыми именами [5].
1.4 Диагностика анализа почерка
Наклон в почерке – вправо, влево, или отсутствие какого – либо наклона, - все это важно для графолога. Степень привязанности и способности их выражать измеряются «шкалой эмоций». Опытному графологу, натренировавшему свой глаз, изучая почерки, не надо производить измерений и он сразу же может определить величину наклона.
Обычный наклон в почерке. Он раскрывает теплую, дружелюбную натуру. Так пишет человек, который открыто выражает свои чувства. Однако это – не очень импульсивная натура, и такой человек может держать свои эмоции под контролем. Такой человек может ладить с другими людьми, потому, что в его характере существует искренняя тяга к общению, и он не будет счастлив, если будет долго находиться в одиночестве. Когда такой человек влюблен, он не любит скрывать свои чувства, и он хочет, чтобы предмет его чувств отвечал ему взаимностью. Когда человек такой женится или выходит замуж, он (она) не желает сидеть дома у домашнего очага, а получает удовольствие от общественной жизни вне дома и любит принимать у себя дома своих друзей. Когда пишут с наклоном назад, это является признаком того, что интеллект контролирует эмоции. Если Вы хотите завоевать сердце любого человека, который пишет с наклоном назад, то знайте: путь к этому сердцу лежит через его голову. Такой человек способен полюбить, но только в том случае, если он получит разрешение ума. Поэтому для такого человека характерны внешние проявления чувств, а энтузиазм сдерживается. Следует высказать одно предупреждение для тех, кто анализирует почерк с наклоном назад: если Вы видите такой почерк у очень молодых людей, спросите их, всегда ли они так писали, и когда изменили свой почерк от наклона вправо к наклону влево. В возрасте наступает определенная стадия развития, когда молодые люди чувствуют, что они стали уже достаточно взрослыми и умудренными, чтобы возвыситься над чувствами. Они считают себя глубокими интеллектуалами и, по их мнению, они находятся намного выше таких «заземленных» как дела сердечные. Но они выдают свой характер почерком, который остается юным, с характерными для этого возраста большими и круглыми формами букв [4, стр. 79].
Когда почерк является вертикальным и нет наклона ни вправо, ни влево, существует равновесие между умом и сердцем. Манера такого человека – сдержанна. Такой человек хочет разумно взвесить вещи, и он не подвержен неустойчивым чувствам и случайным движениям ума. Когда человек, пишущий вертикально, влюбляется, нельзя ожидать от него мгновенного выражения своих эмоций. Привязанности могут быть не выражены явно; чувства могут быть раскрыты через проявления преданности, каждодневные знаки доброго отношения. Партнер по браку, который пишет вертикально, может в равной степени принимать и радости, и каждодневные заботы домашней жизни и принимать их со спокойствием, которое показывает, что ум и сердце уживаются в гармонии. Ни голова, ни сердце не бунтуют против друг друга.
Попадаются и почерки, которые не соответствуют ни одному из выше приведенных вариантов, а представляют собой сочетание букв, которые написаны с наклоном вправо, влево и вертикально. Бывает так, что целая строка написана с наклоном влево, а следующая – с наклоном вправо. Часто каждое слово меняет свой наклон. Подобный почерк свидетельствует о том, что его автор подвержен резким сменам настроения, которые также отражаются в смене наклонов. В этом случае интеллект и эмоции находятся в конфликте: ум желает одного, а сердце – другого, осторожность борется с импульсивностью. По этой причине люди, у которых наклон меняется, отличаются непостоянством и придирчивы к мелочам. Это объясняется не их доброй волей, а тем, что они являются жертвами неконтролируемых эмоций. Как правило, те, кто пишут таким почерком, редко бывают одинаковыми в течение хотя бы пары дней и порой бывают оригинальными натурами и интересными людьми. Может получиться, что почерк наклоняется в одну сторону, но при ближайшем рассмотрении можно обнаружить, что буква с петлей (такие как «в» «д» «з» «у» «ц» «щ») наклонена в другую сторону. Например, слово наклонено вправо, а буква с петлей написана с наклоном влево. Это свидетельствует о том, что человек проявляет нерешительность, стоит ли ему встречать новых людей и принимать новые идеи [19, с.17-21].
Так же, как и в отношении других моментов графологии, по одному наклону нельзя окончательно определить степень эмоциональности и самоконтроля. Наклон почерка необходимо сопоставить с другими показателями.
Во всех случаях, когда люди, находящиеся в тесных контактах друг с другом, не находят общей почвы, графолог может сыграть важную роль. Он подскажет, кто находится под властью сердца, кем управляет холодная голова, а кто удерживает равновесие между тем и другим. Если же участники коллектива поймут основы своих характеров, они смогут добиться создания гармоничных отношений.

Также по почерку можно определить такие качества пишущего, как оптимизм или пессимизм.

Для максимально верного анализа необходимо чтобы исследуемый текст был написан на не разлинованной бумаге, и чтобы пишущий сам соблюдал направление строки. Когда пишут на линованной бумаге, нет возможности определить, есть ли у почерка склонность «взбираться в гору», «идти под горку» или же прыгать в разные стороны. Почерк, который не отклоняется от воображаемой прямой линии, а идет по прямой, принадлежит человеку, которого не так легко расстроить мелкими событиями или заявлениями других люде. Такой человек тщательно обдумывает свои мысли и поступки и удерживает свои настроения под контролем.
Однако если линии строк отклоняются от прямой, как это показано на рисунке, то это позволяет сделать ряд выводов:
1. Если линия почерка поднимается вверх, это – признак оптимизма. Такой человек не теряет духа, сохраняет веру и надежду и обычно является довольно амбициозным, стремясь продвинуться вперед. Люди, у которых строки убегают вверх, являются доброжелательными товарищами, они хорошо приспосабливаются к окружающей обстановке. Если строка взбегает вверх под большим углом, то пишущий – неисправимый оптимист, сужения которого часто бывают ошибочными из-за того, что он ходит по земле, высоко задрав голову, и не замечает реальной окружающей обстановки. Тем не менее, этот человек по-своему счастлив.

2. Противоположным примером является строка, которая все время опускается вниз. Пессимист не выражает энтузиазма и не возлагает больших надежд на новые идеи. Он склонен проявлять скепсис, когда сталкивается с ними. Если спуск строки вниз не столь ярко выражен, то возможно, что пессимизм представляет собой лишь смесь осторожности и критичности, а такая черта характера не является плохой. Резкий спуск строки вниз – это признак убежденного пессимиста, которого нелегко вывести из упаднического настроения. Графолог должен проявлять осторожность в общении с пессимистом и не слишком откровенно ставить диагноз «пессимизма». Не исключено, что это лишь временное состояние человека. Хорошо бы просмотреть образцы почерков «пессимиста», сделанные за некоторое время до данного анализа, и обратить внимание на то, не шла ли строка прямо, а, может быть, и наверх. Бывает так, что самый бодрый человек испытывает временное ухудшение здоровья, или на него сваливаются какие - нибудь несчастья, что вызывает у него депрессию. Такое состояние автоматически заставляет почерк спускаться вниз. Однако как только условия меняются, строка с удивительной быстротой возвращается к своему обычному положению – ровному или бегущему вверх.
3. В - третьих мы имеем почерк человека с переменчивым настроением, у которого каждое слово может прыгать то вниз, то вверх. У такого человека настроения меняются постоянно в зависимости от времени, места, окружающих людей. Людям, у которых нет устойчивого направления в написании строки ( прямое, вверх, вниз ), трудно приспособиться к любой работе, домашнему занятию или хобби, требующему тщательного соблюдения устойчивого порядка. Часто люди, обладающие таким почерком, не соглашаются с результатами его анализа. Порой это люди, занимающие хорошее положение и, по всей видимости, уверенные в себе. По этой причине почти абсурдно говорить им, что они являются жертвами своих неустойчивых настроений [16].
Очень часто бывает, что умный человек не добивается никакого успеха, даже в вещах, для которых он, казалось бы, создан. И он, и окружающие его люди удивляются, почему он не добился ожидаемого успеха. Неудивительно обнаружить у таких людей (которые, судя по их уму и способностям, не могли потерпеть поражения), что направления их строк и наклоны букв не отличаются постоянством, а то и дело меняются. Стоит обратить особое внимание на то, как сочетаются направления строки и наклоны в буквах, о которых шла речь ранее. Обычно человек, который изменяет наклон букв то назад, то вправо, то вертикально, чередует и направления строки (вверх, вниз, прямо). Тот же, кто пишет с постоянным наклоном (все равно в какую сторону или вертикально), обычно пишет с одним и тем же направлением строки. Во всех сферах человеческих отношений – дома, на работе, в школе или клубе – следует внимательнейшим образом учитывать реакции людей, которые обусловлены их интеллектом или эмоциями. Об этом знает графолог, и он исходит из этого при анализе почерка.

Ещё в почерке можно рассмотреть: Щедрость или бережливость.
В почерке проявляется и тенденция к расточительству или скупости. Это можно узнать по расстоянию между словами и строками, а также по величине полей. Графолог должен обратить внимание на то, широки ли поля, узки ли они, или же бывают то узки, то широки. Возможны несколько вариантов:
1. Почти нет расстояния между словами. Строки явно наползают друг на друга. Это – явный признак бережливости. Чем меньше расстояния между словами и строками, тем более бережлив человек.
2. Большие расстояния между словами и строками показывают щедрость человека. Чем больше эти расстояния, тем больше усиливается тенденция к расточительству, пока растраты не становятся непрактичными и экстравагантными.
Надо заметить, что размеры букв не играют той решающей роли в определении щедрости или бережливости человека, которую играют пространства между словами и буквами в каждом слове.
Если слова и строки расположены тесно друг другу, а буквы – мелкие, то такой почерк свидетельствует о большой бережливости. Такой человек не только не позволяет больших трат на других людей ил на внешние цели, но склонен тщательно взвешивать расходы на собственные нужды. В то же время, если такой мелкий почерк сочетается с большими расстояниями между словами, то, хотя он не склонен много тратить на себя, он щедр в отношении других людей.
Если человек оставляет небольшие расстояния между словами и строками, а буквы – крупные, он также является бережливым. Крупные буквы и большие расстояния между ними показывают, что щедрость человека не знает предела.

Размер полей является дополнительным показателем, позволяющим графологу определить степень расточительности или прижимистости человека. Вот о чем смогут рассказать поля: широкие поля со всех сторон листа свидетельствуют о хорошем вкусе, инстинктивной тяге к изысканным предметам. Наличие широких полей, пропорционально окружающих страницу со всех сторон, - признак не только щедрости, но и рассудительности, позволяющей приобретать на деньги наиболее ценные вещи. Широкие поля слева и справа при отсутствии полей внизу и наверху – это также признак щедрости, но не свидетельствует о рассудительности. Широкие поля, оставленные лишь слева, являются проявлением расточительного поведения, с которым пытается бороться человек. В конечном счете, это может приводить к действиям, когда человек «выгадывает на копейку, но теряет рубль», пытаясь компенсировать крупные растраты и мелочной экономией. Узкие поля, оставленные слева (при широких полях справа) означают, что человек заставляет себя экономить, но у него это плохо получается, так как он гораздо больше любит тратить, а не сберегать средства. Возможно, такой человек любит пускаться в рассуждения о строгом бюджете семьи, но весьма сомнительно, умеет ли он это осуществлять.
1. Узкие поля наверху, но они становятся шире и шире внизу.

2. Широкие поля наверху, но они становятся всё уже и уже внизу.

3. Прямой линии полей нет – она вьётся то туда, то сюда и негде не бывает ровной.

1. В первом примере так пишет человек, который по природе любит тратить деньги, на которые вынужден экономить либо в силу сложившихся обстоятельств, либо под влиянием принятого им «разумного решения». Такой человек может поставить свои расходы под строгий контроль, откладывая регулярно определенную сумму в день, но затем совершает набеги на свои хранилища, в результате чего к концу месяца они остаются пустыми. И все же такой человек не теряет надежды. Он начинает экономить снова, но, конечно, его природная расточительность одерживает над ним верх.

2. В данном случае можно прийти к выводу, что временные всплески расточительства быстро подавляются внутренним призывом к бережливости. Порой у такого человека возникают приливы щедрости, при первой встрече может показаться, что человек швыряет деньги направо и налево. Однако сведение поля на нет показывает, что этой щедрости хватает ненадолго, его одолевает страсть к бережливости.
3. Такое поле показывает лихорадочное отношение к финансам. Такие люди могут сорить деньгами под влиянием импульса, не способны продумать свой бюджет и контролировать свои расходы. Они тратят, пока есть деньги. Но как только они не обнаруживают, что на мели, они легко приспосабливаются к скромному образу жизни. Такие люди не меряют жизнь или людей по ценнику. Они видят в деньгах средство, а не цель. Как и те, кто пишет по первому образцу, эти люди могут составлять планы и давать себе обещания жить по средствам, но не видят никакой радости в методичных расходах и редко выполняют свои планы о строгом контроле над бюджетом.
Ровные узкие поля слева и справа показывают, что человек проявляет бережливость и разумную расчетливость в своих поступках. Когда же весь лист занят письмом, а полей нет или почти нет, это показатель того, что человек стремится выжать максимум из имеющихся у него денег. Но порой такие люди имеют неправильное представление о том, как следует экономить и что является ценным, а что – нет, и они допускают серьезны ошибки в свои поступках [5].

По почерку также можно выделить: чувство юмора и воображение.
Даже точки над буквой «ё» имеют большое значение при анализе почерка. Многие думают, что нет никакой разницы между точками над «ё» и теми, что ставят в конце предложения. На самом же деле при внимательном анализе можно обнаружить точки различного написания. Например:
1. Волнистые линии, полуокружья, полумесяцы или либо любые другие забавно выглядящие формы свидетельствуют о наличии чувства юмора. Чем необычнее изображение точек, помещенных над буквой «ё», тем острее чувство юмора у человека и его способность изображать других людей или подражать их поведению.
2. Когда точки невелики, поставлены с небольшим нажимом и прямо над буквой, чувство юмора неярко выражено. Этот человек серьезен и не позволяет своему воображению заходить слишком далеко. Чем более тщательно написаны точки над «ё», чем ровнее они поставлены над буквой, тем более взвешен и осмотрителен человек.
3. Точки, тщательно поставленные и написанные с сильным нажимом, свидетельствуют о наличии черт характера, описанных в предыдущем случае, но здесь они имеют большую силу. Такой человек более склонен настаивать на своем.
4. Более тяжеловесные точки и направленные слегка вниз свидетельствуют об упрямстве. Такой человек нелегко меняет свои взгляды и готов отстаивать их с исключительным упорством.
5. Точки, нарисованные в виде палатки, показывают наличие у человека особого ума и тонкого юмора. Такой человек не принимает новые идеи без разбора. Он постоянно хочет докопаться до самых основ и дать происходящему свою оценку. Чувство юмора заставляет его смягчать чрезмерную критичность своих замечаний.
6. Точки, которые высоко парят над буквой «ё», свидетельствуют о живом воображении. У такого человека живой ум, и он люби новые идеи и развлечения. Иногда он ставит простые точки, иногда – прямые черточки или другие штрихи, но в любом случае он ставит их высоко над буквой.
7. Кружки над буквой «ё» могут затруднять анализ, потому что в одном почерке такие кружки могут иметь одно значение, а в другом – совсем иное. Обычно такие кружочки означают художественную натуру. Он тянется к прекрасному и хочет пребывать в красивом окружении. Если почерк прост и лишен украшательств, то художественное воображение направляется в творческую деятельность или домашние увлечения, связанные с художественным творчеством. Но если подобные кружочки над буквой «ё» появляются там, где много завитушек, они могут означать мечтания о художественном творчестве, а не реальную способность к такой деятельности.
Обращая внимание на «ё», можно к удивлению обнаружить самые различные способы ставить точки над этой буквой. В этом случае видно, что человек позволяет своему воображению опробовать самые различные идеи. Такому человек быстро надоедает все повторяющееся и привычное.
С другой стороны, точки могут не меняться на протяжении всего письма. В таком случае мы имеем дело с постоянством ума. Такой человек не скачет от одной идеи к другой и проявляет способность к концентрации в мышлении и работе.
Но буква «ё» может писаться и без точек. Это может означать торопливость пишущего, и в этом случае отсутствие точек должно остаться без внимания. Однако если точки игнорируются постоянно, то это свидетельствует либо о рассеянности пишущего, либо о его невнимании к деталям. Такой человек может также забывать перечеркнут цифру «7».
Здесь можно сказать несколько слов и о точках в конце предложения. Можно увидеть, что некоторые люди ставят вместо точек штрихи. Это показывает наличие энтузиазма и воображения. Черты характера, описанные в примере 7, можно обнаружить и у людей, которые ставят вместо обычной точки небольшой кружок.

Разборчивость почерка при анализе письма. Некоторые люди, которые плохо разбираются в графологии, порой выносят поспешные суждения относительно человека, от которого они получили письмо. Как правило, четкость и красота почерка воспринимаются как индикаторы интеллекта. Но это далеко не так. Часто у человека, обладающего, так называемым, «красивым» почерком, умственные реакции замедлены, а человек с неразборчивым почерком может быть очень умным или, по крайней мере, неглупым, но необразованным. Поэтому так неправильно судить о внутренней сути человека по внешнему виду почерка, как считать, что люди с красивыми лицами обладают хорошим характером, а внешне некрасивые - дурным. Рассмотрим некоторые возможные варианты:
1. Пример ясного, разборчивого письма. Буквы выписаны медленно и тщательно. В почерке нет заметных букв, привлекающих внимание. Их отсутствие показывает, что этот человек обладает способностью все взвешивать тщательно. В то же время у него нет ярко выраженного стремления к независимости. Такой разборчивый почерк свидетельствует о готовности сотрудничать с другими людьми и склонности человека поддаваться господствующим суждениям. Такое письмо принадлежит умному человеку, но не склонному к независимой интеллектуальной работе.
2. Почерк разборчив, а буквы заметны и оригинальны в начертании. Это показывает наличие творческого ума, интеллектуальной любознательности и способности ясно мыслить. Если в разборчивом почерке есть заметные буквы, а заглавные буквы лишены вычурностей и завитушек, то это – яркая, интересная личность, способная приспособиться к новой обстановке и желающая попробовать новые идеи.
3. Неразборчивый почерк с беспорядочными, сваленными в кучу буквами – признак ума, неспособного к ясному, логичному мышлению. Такая неразборчивость почерка – не продукт творческого мышления, а результат нетерпеливости, подозрительности и нежелания раскрыть свой ум для усвоения новых идей. Человека, который пишет так неразборчиво, часто трудно понять и ему нелегко обрести счастье в личной жизни. Для него характерна частая смена настроений, неразумное отношение к своим финансам, когда беспутные траты чередуются с приливами жадности.
4. На первый взгляд почерк неразборчив, но, приглядевшись, его можно без труда разобрать. Буквы просто написаны. Здесь нет никаких попыток приукрасить их завитушками. Напротив, заметно стремление убрать как можно больше штрихов. Такой почерк получается при большой скорости письма и отражает быстрый ум. Ум, который добирается до самой сути, может творчески формулировать свои мысли, легко схватывать чужие идеи, мыслить независимо, обычно и порождает такой, «неразборчивый», почерк.
Некоторая неразборчивость в почерке может быть вызвана временной или постоянной болезнью, нервным расстройством, психическим состоянием или старостью. Поэтому, когда почерк неразборчив из – за того, что буквы прыгают и написаны неодинаково, то графологу лучше не торопиться с выводами, а проявить осторожность. Прежде, чем выносить однозначное суждение о почерке только на основе того, разборчив он или нет, следует разобрать все другие признаки, а затем обратить внимание на внешний вид.

Итак, подводя итог теоретической части, мы получили, что с момента своего возникновения графология встречала и по сей день продолжает встречать критическое к себе отношение. В своих работах графологи стремятся доказать ошибочность такого отношения. Но те опыты, на основании которых графологи строят свои выводы, являются бессистемными, случайными. Оценка графологических признаков при этом носит субъективный характер, в основу ее положена интуиция, а порой и мистицизм графолога. Исходная позиция психографологии, состоящая в утверждении того, что отображенные в графических знаках двигательные навыки руки пишущего связаны с различными чертами его характера, пока научно не доказана.

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Работа выполнена iconЛогопедическая работа по развитию познавательной деятельности в процессе...
Работа выполнена на кафедре логопедии Автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ленинградский...
Работа выполнена iconКурсовая работа на тему «Открытый урок»
Данная курсовая работа выполнена для того, чтобы учителя русского языка и литературы могли использовать разработанные мною уроки...
Работа выполнена iconКонтрольная работа и реферат одна из видов самостоятельной работы...
Работа начинается с титульного листа, на котором указываются название вуза, факультета и кафедры, на которой выполнена работа, фамилия,...
Работа выполнена iconБытие эскейпизма в культуре
Работа выполнена в Педагогическом институте фгоу впо южного Федерального университета
Работа выполнена iconЭстетика г. Аполлинера и искусство кубизма
Работа выполнена на кафедре общественных наук Литературного института им. М. Горького
Работа выполнена iconАдаптивная система управления внутрисосудистым медицинским микророботом
Работа выполнена в Московском государственном техническом университете им. Н. Э. Баумана
Работа выполнена iconАгроэкологическая оценка почв тувы
Работа выполнена на кафедре агрономии фгбоу впо «Тувинский государственный университет»
Работа выполнена iconВыписка из протокол
Работа выполнена при поддержке ргнф, проект 06-06-00449а «Структура и диагностика личностного потенциала»
Работа выполнена iconФункционализм и минимализм в современной культуре
Работа выполнена в Педагогическом институте фгоу впо южного Федерального университета
Работа выполнена iconКонцепция самосознания в философской системе г. В. Ф. Гегеля
Работа выполнена на кафедре философии Самарского государственного технического университета
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
100-bal.ru
Поиск